Законы КитаяО КитаеТехнологииЭлектроника

Руководство по e-signatures с юридической точки зрения. Часть 2

Использование e-signatures в электронных договорах (ЭД) или контрактов

В настоящей статье под ЭД или ЭК понимается договор, заключённый в форме файла в соответствии со статьей 11 закона КНР «Договорное право». Что касается сообщения данных, то в дополнение к определению, приведенному в статье 2 Закона «E-signature Law», как указано выше, статья 11 Закона «О контрактах» также устанавливает в качестве примеров пять форм информационных данных, а именно телеграмму, телекс, факс, обмен данными и электронную почту.

В соответствии со статьей 11 Закона «О контрактах» договор, составленный в виде файла, является письменным документом, как если бы он был заключён в печатной форме. Это означает, что «договорное право» признает формальную действительность e-contracts. В статьях 4-8 закона «E-signature Law» уточняются критерии подлинности файла. Статьи 13 и 14 того же закона определяют требования и действительность надёжной ЭП, обеспечивая юридическое основание для использования ЭП для подписания ЭД.

Критерии подлинности файла в основном изложены в статьях четыре-восемь закона «E-signature Law», которые в целом можно резюмировать как «читаемые, хранящиеся, идентифицируемые и аутентичные» данные.

Можно ли проверить достоверность ЭП?

Закон «E-signature Law» предписывает критерии достоверности файла с точки зрения его функций и эффектов, не устанавливая конкретных подходов и шагов реализации. Другими словами, теоретически существуют различные технические средства и подходы, позволяющие сделать информационные данные «читаемым, запоминаемым, идентифицируемым и аутентичным» и тем самым удовлетворять предписанным критериям подлинности. Полученное файлов будет считаться удовлетворяющим формальным требованиям оригинала, установленным законами и нормативными актами. Любой ЭК, заключённый в форме такого файла, будет приравниваться к традиционному контракту на бумажном носителе.

Использование digital signature при подписании ЭК

На практике при заключении e-contracts с использованием ЦП обычно участвуют четыре стороны:

  • Органы по сертификации, которые должны (i) быть созданы в соответствии с Законом «E-signature Law», Административным регламентом для коммерческих кодов шифрования, Регламентом защиты безопасности компьютерной информационной системы и всеми другими применимыми законами и правилами КНР. И (ii) по меньшей мере получили и поддержали действующий сертификаты для указанного производителя и моделей, лицензию на продажу — коммерческих продуктов для шифрования.
  • Подписавшиеся под ЭД;
  • Платформа услуг e-contracts (посредник);
  • Надёжный сторонний орган, занимающийся отметками времени, который в настоящее время является UniTrust (www.tsa.cn) в Китае.

Отношения между четырьмя сторонами, как показано на рисунке ниже:

e-signatures

Более подробную информацию о функциях сертификационных органов см. выше. Основная роль сервисной платформы ЭК заключается во взаимодействии с сертификационными органами и доверенным органом по отметке времени от имени подписавших его участников e-contracts и выполняет аутентификацию личности, применение цифрового сертификата, отметку времени, хранение соглашения и т.д., чтобы упростить выполнение ЭК для подписавших.

В Китае существует ряд платформ обслуживания e-contracts, в том числе относительно популярные yunsign.com, fadada.com, tsign.cn, BestSign и DocuSign. Эти платформы, как правило, работают одинаково с аналогичными функциями и пользовательскими процессами.

Использование e-signatures при подписании административных документов

На рис.2 продемонстрирована модель системы подписания ЭК, где платформа обслуживания ЭК и сертификационные центры облегчают процесс электронного подписания. Которая основана на использовании digital signature для обеспечения подлинности файл.

Аналогично, модель системы, показанная на рис.3, которая также использует ЦП для обеспечения подлинности данных, выводится из Рис. 2 путём замены «платформы обслуживания ЭК» платформой электронного правительства различных функций. Эта модель может также использоваться для надежной передачи данных между общественностью и государственными органами.

e-signatures

При передаче данных между государственными и общественными органами типичные сценарии использования модели, показанной на рис.3, в настоящее время включают электронной-заявки на патенты и товарные знаки, электронную-налоговую декларацию и трансграничное оформление импорта электронной-коммерции (в Государственный центр обработки данных China E-port).

Возьмём, к примеру, электронную-патентную заявку. Национальное управление интеллектуальной собственности (CNIPA) разработало электронную платформу для подачи патентных заявок в режиме онлайн (которая эквивалентна платформе обслуживания e-contracts, как показано на Рис.2). После создания с одобрения Управления патентные ведомства могут обратиться для запуска услуг электронной-подачи заявок. Затем CNIPA обратится в центры сертификации за цифровыми сертификатами и ключевой информацией от имени патентных агентств и распространит им закрытые ключи. Таким образом, патентные ведомства могут иметь возможность подписывать свои заявки в цифровом виде и представлять их в CNIPA в виде информационных данных. Управление может определять подлинность данных, представленных патентными ведомствами, и их идентичность путём проверки их digital signature. Электронная подача заявок агентствами по товарным знакам аналогична подобным действиям патентными агентствами.

Кроме того, Глава 4 Административного регламента провинции Guangdong по промышленной и коммерческой регистрации проект рассмотренный Постоянным Комитетом Всекитайского собрания народных представителей провинция специально предусматривает «полно-процессную электронную-регистрацию» и уточняет юридическую силу и действие файлов, документов и подписей. Он предусматривает что «при полной электронунной-регистрации файл или документ с ЭП обладает аналогичной юридической силой, как и его печатная копия» и что «e-signatures, используемая при полной электронной регистрации, имеет такую же юридическую силу и действие, как ручная подпись или физически скрепленная печать.» Поэтому ожидается, что промышленная и коммерческая регистрация предприятий перейдет на электронную-форму, основанную на ЦП.

Признание e-signatures и ЭД в судебной практике

На сегодняшний день отсутствуют случаи, связанные с подтверждением достоверности каких-либо административных документов, подписанных с использованием ЭП. Ниже приводятся некоторые прецеденты, касающиеся достоверности e-contracts.

Дела, касающиеся достоверности ЭД, заключенных с использованием digital signature

Дело 1 (судебное): (2015) Shen Fu Fa Min Er Chu Zi No.1164. Истец и ответчик оформили договор займа и гарантии, а также договор поручительства, о котором идёт речь, на веб-сайте Hepai Online, сервисной платформы ЭК, предоставляющей пользователям цифровые сертификаты и другие посреднические услуги. Народный суд района Futian города Shenzhen провинции Guangdong признал такой договор и соглашение законными и действительными в соответствии со статьей 14 Закона «E-signature Law».

Дело 2 (арбитраж по трудовым спорам). Истец по фамилии Zhang зарегистрировал учётную запись на платформе обслуживания ЭК fadada.com прикрепив карту «eID-embedded ICBC finance IC card» и заключил онлайн-трудовой договор с работодателем из Шанхая. Позже он оспорил законность своего подписанного в интернете трудового договора и потребовал от работодателя двойной выплаты своей заработной платы в соответствии с соответствующими положениями. В июле 2016 года арбитражная комиссия по трудовым и кадровым спорам округа Jiading Шанхая вынесла арбитражное постановление. Было решено, что заинтересованные стороны на основе равенства и добровольности, оформили оспариваемый трудовой договор в электронной форме через платформу e-signatures, признанную государством, и что такой трудовой договор соответствует соответствующим положениям законодательства. Следовательно, является подлинным и действительным договором. Поэтому суд отклонил требования истца.

26 сентября 2016 года об этом случае было сообщено в программе «свет науки» на канале CCTV-10. В рамках программы г-ну Guo Hongjie специальному советнику Министерства промышленности и информационных технологий, было предложено разъяснить такие острые вопросы, как электронная идентификация (eID) граждан, выдаваемая Министерством общественной безопасности.

Другие отдельные случаи, касающиеся подлинности файлов или e-contracts

Как указывалось выше, действующие законы предписывают только требования к функциям и последствиям в отношении подлинности файлов. Таким образом, подходы технической реализации для удовлетворения таких требований теоретически не являются уникальными, и digital signature является лишь одним из них.

В таблице ниже перечислены некоторые недавние случаи, когда суды признавали подлинность ЭК/файлов. Как показывают отдельные случаи, если какие-либо другие доказательства или техническая реализация доказывают подлинность файлов, судебная власть не будет ни исключать такие данные из доказательств, ни отрицать действительность e-contracts, подписанных с использованием этих файлов.

e-signatures

Вопросы касающиеся e-signatures в современной судебной практике

Законность файлов и ЭК подписанных ЭП — это новый вопрос, который требует относительно сложных технических знаний. На данный момент судебная власть не накопила большого соответствующего судебного опыта. При вынесении судебного решения суды могут иметь когнитивные предубеждения в отношении «данных о создании ЭП», «e-signatures», «digital signature», «пароля пользователя» и других понятий. Это может привести к отклонению применяемых в судебной практике критериев действительности сообщений данных и ЭД от положений Закона «E-signature Law». Ниже приведены два примера:

В деле (2008) Zhe Min Er Zhong Zi No.154 истец по фамилии Yang открыл счёт во фьючерсной торговой компании ответчика, и таким образом мог войти в информационную систему ответчика со своим именем пользователя и паролем (который был установлен самим истцом и неизвестен ответчику), чтобы разрешить ответчику торговать фьючерсами от его имени. Впоследствии истец отрицал, что, то или иное решение не были им санкционированы, что привело к спору с ответчиком. Соответственно, он подал иск в суд. В ходе судебного разбирательства во второй инстанции на основании конфиденциальности частной жизни уникальности и конфиденциальности пароля пользователя Высший народный суд (ВНС) провинции Zhejiang постановил, что пользовательский пароль является надёжной ЦП и имеет ту же силу и действие, что и его ручная подпись. Кроме того, суд постановил, что разрешение, предоставленное истцом ответчику, является действительным, поскольку на самом деле это электронное письмо является — разрешением.

Аналогично в деле (2014) No.249 истец Cai Jianguo получил дебетовую карту от филиала китайского Банка в городе Shenzhen — Limited Jinxiu Sub-Branch и сам установил свой пароль, который был неизвестен ответчику. Истец может снять наличные в банкомате, установленном ответчиком, с помощью своей дебетовой карты. Для этого требовалось предоставить свою дебетовую карту и ввести пароль. Позже с дебетовой карты истца был произведен несанкционированный вывод средств. Промежуточный народный суд Shenzhen счёл, что ответчик был виноват в том, что не смог идентифицировать поддельную дебетовую карту. Он также полагал, что пароль пользователя истца был частным, уникальным и конфиденциальным и представлял собой e-signatures. Исходя из такого убеждения, суд предположил, что истец был виноват в утечке своего пароля. Наконец, суд постановил, что стороны должны нести свои соответствующие обязательства.

Вместо того чтобы представить всесторонний анализ применения закона и результатов судебных решений по двум вышеперечисленным делам, мы просто обсудим установление фактов и выводы, касающиеся ЭП в судебном решении. ВНС провинции Zhejiang установил, что пароль пользователя для входа на платформу был секретным ключом, используемым в асимметричном шифровании, и что это была digital signature, что может оставить некоторое пространство для дальнейшего обсуждения. Аналогичным образом, промежуточный народный суд Zhejiang также вынес своё решение, что пользовательский пароль является ЦП. Фактически, учитывая определение данных о создании e-signatures, изложенное в пункте 4 статьи 34 настоящего Кодекса, закона «E-signature Law» и роли пароля пользователя и закрытого ключа на протяжении всего процесса ЭП, они являются данными для создания e-signatures, а сам пользовательский пароль не является ЭП.

Следует отметить, что в двух вышеупомянутых случаях суду, безусловно, следует рассмотреть вопрос о том, является ли пароль пользователя частным, уникальным и конфиденциальным, поскольку он имеет решающее значение для определения надёжности генерации информационных данных и ЭП. Однако мы также считаем, что суд должен был бы одновременно рассмотреть: (1) каковы конкретные средства для информационной системы ответчика по созданию и передаче, а также для получателя по получению и проверке файла и e-signatures; и (2) удовлетворяют ли эти средства критериям подлинности файла, установленных законами «О защите персональных данных», «E-signature Law».

В соответствии с требованиями законодательства о действительности ЭП и ЭД суд может вынести непредвзятые результаты судебного разбирательства только в том случае, если он полностью изучил и подтвердил достоверность создания, передачи и получения данных и e-signatures, что доказано стороной, несущей бремя доказывания.

В свете вышеизложенной судебной практики e-contracts относительно легко признаются достоверными в настоящее время, если они были подписаны с использованием модели системы, показанной на Рис.2. Что касается административных документов, то их практическое исполнение в электронном виде зависит от построения платформ электронного правительства компетентными административными органами. Если какте-либо файлы представляется или обменивается с использованием платформы электронного правительства, разработанной компетентным административным органом в соответствии с установленными оперативными процедурами, то обычно считается действительным такой файл.

Если вам понравилась статья или появились вопросы, оставьте ваш комментарий или обсудите эту статью на форуме.

посмотрите другие новости Китая на prc.today

Платформенная экономика в Китае приносит людям удобство и пользу

 

Шэньчжэнь стремится разместить 60% своего населения в государственном жилье

Поделиться:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button