МедицинаО КитаеОдин пояс, один путь

Глобальные амбиции Китая в области здравоохранения

Усиление влияния на международной арене

Амбиции Китая подтверждаются действиями – Портал PRC.TODAY.

(Merics) – В рамках инициативы «Один пояс, один путь» (BRI) Пекин объявил о концепции «Шёлкового пути здоровья» (HSR) в 2015 году. Как и сам BRI, HSR во многом является воплощением глобальных амбиций Пекина, утверждает Джейкоб Марделл.

Растущее влияние Китая

Растущее участие Китая в глобальном здравоохранении не лишено смысла. Пекин желает продемонстрировать свой лидерский потенциал в этой области и получить влияние, соразмерное его предполагаемому весу в международном сообществе. С этой целью его участие в глобальном здравоохранении растёт вместе со всеми другими показателями силы Китая.

Чтобы понять более широкое значение Шёлкового пути в области здравоохранения, стоит начать с картины многолетней истории Китая по оказанию зарубежной помощи в целях развития для здравоохранения (DAH).

Начиная с Алжира в 1963 году, Пекин в 60-х и 70-х годах отправлял китайские медицинские бригады в целях дальнейшей политической солидарности с новыми независимыми африканскими странами. После 1978 года стратегическим приоритетом Пекина стало восстановление экономики в стране. Соответственно изменился и его подход к помощи, он стал более экспериментальным и диверсифицированным, а обязательства были переориентированы на экономическую повестку дня Китая. CMT использовали свое присутствие для внедрения лекарств китайского производства, и в 1993 году Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) одобрила противомалярийное лекарство на основе артемизинина – травы, используемой в традиционной китайской медицине.

Китайская зарубежная помощь развитию здравоохранения резко выросла

Как и все остальное в Китае 21-го века, история DAH в Пекине в новом тысячелетии – это история резкого роста. По сравнению с численностью населения и государственными расходами, DAH Китая по-прежнему невелик, но за десять лет с 2007 года он увеличился более чем вдвое, до 652,3 млн долларов США к 2017 году. Китай по-прежнему является получателем DAH – в 2016 году он получил 244,5 млн долларов США, но, возглавляя других «нетрадиционных» доноров, таких как Бразилия и Индия, он превратился в крупного игрока в глобальном здравоохранении.

Читайте и другие НОВОСТИ КИТАЯ  Северный Бунд станет домом для глобальных финансовых компаний

Китай по-прежнему известен своими CMT, но в настоящее время большая часть его помощи в области здравоохранения в целях развития поступает в виде предметов медицинского назначения и строительства медицинских учреждений. Хотя Китай отличается от других доноров тем, что в целом отказывается от программ борьбы с малярией, Пекин уделяет приоритетное внимание борьбе с малярией в Африке. На островах Коморские Острова Пекин реализовал успешный, хотя поначалу противоречивый план по искоренению малярии с помощью препаратов на основе артемизинина. После своего опыта с атипичной пневмонией в 2003 году Китай также стал больше инвестировать в безопасность здоровья, и, хотя он столкнулся с критикой за глубину своих обязательств, он предпринял быстрые и беспрецедентные гуманитарные меры в ответ на вспышку Эболы в 2014-2016 годах.

Пекин считает, что мир может извлечь уроки из его достижений в решении проблем со здоровьем

Как и большая часть внешней помощи Китая в целях развития, DAH в основном предоставляется на двусторонней основе, и Пекин не спешит сотрудничать с международными партнёрами. В то же время Пекин проявляет глубокую заинтересованность в повышении своего голоса по вопросам глобального здравоохранения. Ему нужен уровень признания, соизмеримый с его экономическим весом и воспринимаемой важностью. Пекин твёрдо убежден в том, что рост на основе инфраструктуры Китая представляет собой модель для развивающихся стран. Точно так же он считает, что мир может извлечь уроки из впечатляющих внутренних достижений Китая в решении таких проблем здравоохранения, как материнская смертность.

Неопровержимое свидетельство глубокого интереса Пекина к глобальной повестке дня в области здравоохранения отражено в трёхлетнем плане Китайской национальной комиссии по здравоохранению и планированию семьи (NHFPC), обнародованном в 2015 году для HSR. Он включает 38 целей, охватывающих весь спектр мероприятий, от программ обучения до профилактики инфекционных заболеваний и оказания неотложной помощи.

План включает вполне конкретные программы, явно отвечающие общественным интересам, например программы по профилактике инфекционных заболеваний среди более бедных соседей Китая в регионе Меконга. Как и в случае с большинством отраслевых и региональных документов, связанных с BRI, план HSR также позволяет NHFPC повысить внутренний вес своей повестки дня, упаковывая свои интересы в политкорректную терминологию BRI. Традиционная китайская медицина (ТКМ) занимает видное место в плане NHFPC, в котором говорится о стремлении «помочь традиционной китайской медицине выйти на мировой уровень». Во всех сферах человеческой деятельности Пекин стремится продемонстрировать лидерский потенциал, предлагая китайские решения, а традиционная китайская медицина занимает центральное место в нарративе HSR о том, что китайский опыт может внести уникальный вклад в глобальное здоровье.

Читайте и другие НОВОСТИ КИТАЯ  Китай построит ещё одну железную дорогу, которая свяжет Тибет с городом Сычуань

Фактический вклад Пекина всё ещё не соответствует его амбициям

«Здоровый Китай 2030», стратегический документ высокого уровня, опубликованный в 2016 г., содержит раздел, посвященный международному обмену, в котором содержится призыв к Китаю расширить свои «права на высказывание» или «дискурсивный авторитет» в области международного здравоохранения. В следующем году голос Пекина стал громче, когда он подписал меморандум о взаимопонимании (МоВ) о совместном строительстве Шёлкового пути здоровья с ВОЗ в 2017 году. По случаю подписания Си подарил ВОЗ бронзовую статую для акупунктуры – мощный символ стремления Пекина к мягкой силе. Позже в том же году генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом назвал HSR «дальновидным» предложением, и в 2019 году TCM получила международную валидацию, когда ВОЗ включила главу о практике в свою Международную классификацию болезней.

Как и сам BRI, HSR – это не столько план глобального участия Китая в сфере здравоохранения, сколько бренд, который объединяет большое разнообразие инициатив, выражая уверенность Пекина в действиях и лидерстве на глобальном уровне. Фактический вклад Пекина в глобальное здоровье и его нынешний потенциал не соответствуют этим амбициям, но его намерения ясны. На данный момент, как обычно, риторика предшествует реальности, но прошлые достижения Пекина в росте DAH предполагают её потенциал.

Статья об усилении влиянии Китая на международном уровне в здравоохранении, подготовлена Порталом PRC.TODAY по материалам Merics.

Если вам понравилась статья или появились вопросы, оставьте ваш комментарий или обсудите эту статью на форуме.

ютуб китай сегодня prc.today

посмотрите другие новости Китая на prc.today

В первом квартале в Гуйчжоу вырос экспорт чая

Международное сотрудничество в области традиционной китайской медицины

Поделиться:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button