Один пояс, один путьЭкономика Китая

Пояс и путь 2013-2020

Уроки для Китая – современная дипломатия

Портал PRC.TODAY – Сегодня стало ясно, что сотрудничество между Европой и Китаем в рамках BRI может способствовать как сбалансированному развитию партнёров, так и рискам возникновения новых вызовов в диалоге между государствами-участниками инициативы. Таким образом, обе стороны диалога усвоили свои уроки и ошибки и могут внести новые улучшения в решение текущих проблем и задач в сотрудничестве в рамках BRI.

(Modern Diplomacy) – Китай является основателем и главной страной инициативы «Один пояс, один путь». Это одна из стран, наиболее заинтересованных во внедрении BRI, но в период с 2013 по 2020 год она столкнулась с рядом проблем, которые необходимо решить, чтобы в полной мере воспользоваться преимуществами и прибылью от инициативы.

КНР

Анализируя возможные вызовы, стоящие перед механизмом сотрудничества между Китаем и странами Европы, в статье предлагается ряд рекомендаций, сделанных на фоне множества других противоречивых реалий, по гармонизации отношений между странами-участницами инициативы, которые могут быть реализуется китайской стороной Инициативы.

Принять во внимание геополитическую ситуацию в регионе ЦВЕ и установить отношения с другими заинтересованными странами

Анализ отношений Китая и ЦВЕ показал, что основа двустороннего сотрудничества сегодня недостаточно прочна. Китай и страны Центральной и Восточной Европы принадлежат к разным цивилизациям, они географически далеки друг от друга, и после окончания холодной войны прежнее идеологическое единство между ними исчезло.

Поскольку три четверти стран ЦВЕ уже стали членами ЕС, следуя общей европейской внешней политике и политике безопасности, Китаю необходимо сбалансировать две области – отношения с ЕС и дипломатию с каждой страной в отдельности. Углубление связей со странами ЦВЕ необходимо для продвижения инициативы «Один пояс, один путь», но при создании механизмов сотрудничества следует учитывать «треугольник» отношений Китай-ЕС-Центральная и Восточная Европа.

Например, ЕС имеет сильное присутствие в регионе ЦВЕ, продвигая набор экономических правил. США сохраняют там военное присутствие. Германия считает ЦВЕ регионом своего традиционного влияния. У России там также есть важные геополитические интересы.

ЕС выражает сомнения по поводу формата «17 + 1» и рассматривает его как проявление китайской политики «разделяй и властвуй». США через структуры безопасности НАТО жёстко контролируют политическое и военное развитие 17 государств. Хотя США положительно оценивают формат «17 + 1», они постоянно усиливают своё влияние на Польшу, страны Балтии и Восточные Балканы.

Из-за украинского кризиса блок НАТО под руководством США усилил свой контроль над ЦВЕ. Германия рассматривает ЦВЕ как «задний двор» и традиционную сферу влияния. Правительство Германии открыто сомневается в механизме сотрудничества Китая с 17 государствами ЦВЕ, полагая, что это ведёт к подрыву норм ЕС, что неблагоприятно для европейского единства.

Нельзя недооценивать и влияние России в регионе. Центральноазиатское и евразийское экономическое пространство очень важно для России, которая возглавляет процесс экономической интеграции и имеет глубокое традиционное влияние и реальные интересы (многие страны Центральной и Восточной Европы сильно зависят от российских энергоресурсов).

Также стоит отметить, что в силу исторических причин (страны СНГ раньше находились под давлением СССР) и нынешнего украинского кризиса в странах ЦВЕ заметно возросло чувство недоверия к России. На этом фоне отношения всестороннего стратегического партнёрства между Китаем и Россией также могут в определенной степени оказывать «психологическое давление» на страны Центральной и Восточной Европы. Поэтому Китаю в сотрудничестве со странами ЦВЕ необходимо найти точки соприкосновения между интересами китайской стороны, европейской, российской стороны и стран ЦВЕ. Очень важно правильно разрешить скрытые проблемы и противоречия, затрагивающие трёхсторонние отношения.

Когда Китай и страны ЦВЕ сотрудничают в рамках BRI, особое внимание следует уделять существующим механизмам сотрудничества внутри ЦВЕ, внутренним конфликтам стран ЦВЕ, где по историческим причинам национальные противоречия огромны, а также различиям в уровнях развития стран ЦВЕ.

Стоит отметить, что политические отношения между Китаем и странами ЦВЕ остаются «относительно медленными» по сравнению с экономическими отношениями. По мнению исследователя, это связано с «менталитетом превосходства» некоторых стран ЦВЕ перед Китаем в вопросах политической системы, прав человека, религии и других ценностей. В частности, Польша и Чехия в 2003–2009 годах неоднократно критиковали Китай по вопросам прав человека и Тибета. В декабре 2008 года во время визита Далай-ламы в Европу с ним встретились президент Польши Лех Качиньский и премьер-министр Чехии Мирек Тополанек. В результате это вынудило китайское правительство держаться на расстоянии от стран ЦВЕ, чтобы избежать политических рисков, что заблокировало планы Китая по повышению статуса отношений с регионом в общей структуре внешней политики.

Учитывая тот факт, что «17 + 1» является продолжением сотрудничества Китая и Европы, а функции формата «17 + 1» ограничены, повестку дня нельзя продвигать бесконечно во всех важных областях. В этом отношении, чтобы поддерживать жизнеспособность сотрудничества, необходимо увеличить стратегическую высоту сотрудничества. Платформы ООН, ЕС и ОБСЕ могут использоваться для решения проблем безопасности, стоящих перед регионом ЦВЕ.

В отношениях Китай-ЦВЕ-ЕС следует также придерживаться принципа открытости, чтобы воспользоваться возможностями вовлечения третьей стороны в сотрудничество. В формате «17 + 1» должен быть широко открыт механизм привлечения наблюдателей, с приглашением стран, в том числе ЕС, международных финансовых организаций и международных организаций. ЕС является непреодолимым фактором влияния, через «17 + 1» можно продвигать взаимное сотрудничество между Китаем и ЕС, в то же время активно привлекая важных членов ЕС, таких, как Германия и Франция, чтобы они стали третьей стороной в сотрудничестве Китая и ЦВЕ.

Углубленный анализ и гармонизация правовой базы сотрудничества ЕС и Китая в регионе

Поскольку законы стран ЦВЕ полностью соответствуют требованиям ЕС во многих аспектах, китайская сторона должна укрепить свои знания и понимание соответствующих законов и постановлений ЕС, что является необходимым условием для развития сотрудничества «17 + 1». Необходимо активно изучать успешный опыт лучших китайских предприятий по ведению коммерческой деятельности в ЦВЕ, полностью понимать скрытые правила инвестирования в странах ЦВЕ и выявлять торговые барьеры.

Читайте и другие НОВОСТИ КИТАЯ  Восстановление китайской экономики: преодоление проблем с безработностью в 2024 году

Важную роль могут сыграть «перспективные» китайские предприятия. При инвестировании за рубежом следует соблюдать международные нормы и законы рынка, обращать внимание на международную социальную ответственность предприятий с китайским капиталом. Необходимо, чтобы китайские предприятия досконально понимали местные потребности социально-экономического развития, старательно увеличивали занятость, подчеркивали открытость и инклюзивность, дух совместного беспроигрышного сотрудничества и устраняли сомнения стран ЦВЕ в целесообразности сотрудничества с Китаем.

Европа также должна быть лучше информирована о целях, структуре и значении BRI как для региона, так и для отдельных стран.

Анализ показал, что, несмотря на большую разъяснительную работу с китайской стороны и подписание соответствующих политических документов, в европейском регионе отсутствует понимание того, что инициатива BRI достигает Европы: часто ошибочно полагают, что она предназначена только для соседей Китая. В связи с этим в рамках механизма «17 + 1», наряду с достижением практического уровня сотрудничества, возникли проблемы, которые снижают интерес и ожидания европейских стран к инициативе. Это находит своё отражение в негативных обзорах инициативы в СМИ незаинтересованных стран в реализации инфраструктурных проектов. В частности, даёт о себе знать разница в экономических возможностях и потребностях в сотрудничестве 17 стран.

Отмечается, что на фоне стремительного подъёма Китая и постоянного увеличения его международного влияния на оценки инициативы «Один пояс, один путь» и других аспектов внешней стратегии Китая влияет геополитика или «менталитет холодной войны».

В этом отношении сотрудничество стран ЦВЕ с Китаем заставляет их опасаться, что их влияние будет ослаблено и что Китай будет использовать экономические инструменты, чтобы «расколоть» единство ЕС. В связи с этим ЕС пытается минимизировать влияние КНР на регион ЦВЕ, ужесточая бюджетные требования, и в результате малые страны опасаются брать китайские инвестиции на инфраструктурные проекты.

Для решения этой проблемы в статье рекомендуется расширить совместное обсуждение планов сотрудничества со странами ЦВЕ и ЕС. Если трудно найти конкретные экономические планы, партнёры должны предложить сотрудничество в других областях, чтобы обеспечить равноправное участие 17 стран в строительстве BRI, поддерживая сбалансированное развитие существующего механизма сотрудничества и не позволяя этим странам терять энтузиазм при отсутствии «больших проектов» (например, вместе с Хорватией партнёры могут обучать специалистов по законодательству ЕС, со Словенией – делиться опытом в области охраны окружающей среды). Таким образом, правовая система, культура, образование, наука и технологии – это области, с помощью которых инициатива BRI может повысить узнаваемость малых и средних стран ЦВЕ. С китайской стороны необходимо передавать им правильную информацию, содействовать сотрудничеству исследовательских центров, организовывать международные конференции, разъяснять идеалы и практику дипломатии большого государства с китайской спецификой и формировать благоприятное общественное мнение.

Поддержка гуманитарного сотрудничества должна осуществляться за счёт специальных фондов

Таким образом, необходимы эффективные механизмы финансовой поддержки европейских (особенно ЦВЕ) рынков. Правительства некоторых из этих стран не могут предоставить суверенные гарантии, потому что они превысили лимит долга ЕС. По этой причине страны Центральной и Восточной Европы, присоединившиеся к Европейскому Союзу, не могут брать льготные китайские кредиты. В Европе процентные ставки низкие, а процентные ставки по китайским коммерческим кредитам выше, поэтому они непривлекательны для правительств и предприятий ЦВЕ. Для решения этой проблемы необходимо обсудить создание Инвестиционного банка «17 + 1» и поддержку создания региональной многосторонней международной финансовой компании «17 + 1», а также придерживаться опыта международных финансовых организаций в регионе ЦВЕ в рыночной ориентации и финансовых гарантиях двустороннего сотрудничества.

Использовать «Один пояс, один путь» в качестве основы для развития практического сотрудничества между Китаем и ЦВЕ

Необходимо связать китайские предложения с проектами развития, которые волнуют конкретную страну ЦВЕ. (Например, планы Эстонии построить сланцевую электростанцию в Иордании, которые были замедлены падением цен на нефть и последующими финансовыми трудностями эстонской энергетической компании. В 2016 году Китайский промышленно-коммерческий банк выделил деньги на этот проект, что было связано с интересами Китая, поскольку подрядчиком строительства выступила Гуандунская теплоэнергетическая компания).

Европейские эксперты отмечают, что перспективным направлением является строительство транспортной инфраструктуры, которая, по их мнению, в ЦВЕ является относительно отсталой. В связи с этим исследование рекомендует предложить ЦВЕ новые сравнительные преимущества китайской ВСМ (высокоскоростной железной дороги) и подвижного состава для них и портовых механизмов, а также строительство аэропортов. Это повысит уровень индустриализации в странах ЦВЕ, который в настоящее время является относительно низким. Предлагая производственную кооперацию в передовых отраслях, особенно в HSR, можно будет выйти на европейский «форпост» через Чехию и другие страны с китайскими технологиями. Кроме того, рекомендуется, чтобы Китай мог участвовать в развитии переработки сельскохозяйственной продукции в странах ЦВЕ, где сельское хозяйство занимает важное место в национальной экономике. Таким образом, китайские предприятия могут способствовать увеличению занятости в странах ЦВЕ, что улучшит имидж Китая в регионе.

Укрепление финансовых институтов и выравнивание линии предоставления кредитов странам ЦВЕ

Когда небольшая страна Черногория обратилась к ЕС с просьбой о помощи в выплате ссуды почти в 1 миллиард долларов Экспортно-импортному банку Китая (EXIM), взятой для финансирования строительства большого проекта автомагистрали, по всей Европе поднялась тревога. Запрос поставил ЕС перед проблемой, с которой вскоре могут столкнуться члены Всемирного банка – что делать с крупными займами для экономически нежизнеспособных проектов, которые уже строятся в рамках программы BRI Китая. Европейская комиссия в конечном итоге решила отклонить просьбу Черногории, подняв фундаментальные вопросы о готовности ЕС считаться с расширением BRI.

Читайте и другие НОВОСТИ КИТАЯ  ВВП Китая вырастет на 8,2% в 2021 году

По мере развития BRI торговый дисбаланс между Китаем и странами ЦВЕ может заметно возрасти. Если импорт из этих стран не увеличится, их долг перед Китаем увеличится, такая ситуация продлится недолго и приведёт к ухудшению условий торговли и трениям. Чтобы избежать этого, следует предоставить целевые стимулы для товаров из стран ЦВЕ, чтобы расширить их экспорт в Китай.

Для решения этой проблемы Китаю необходимо координировать свои экономические отношения с ЕС, учитывая, что страны Центральной и Восточной Европы более ориентированы на ЕС в экономике, торговле и политике. Эксперты считают, что формирующееся соглашение TTIP, которое принесёт новейшие рыночные стандарты и правила торговли, может нанести удар по взаимодействию со странами ЦВЕ. Это повлияет на правила, которые Китай хочет установить посредством продвижения инициативы BRI, на способность китайских предприятий выходить в страны Центральной и Восточной Европы с инвестициями и торговлей.

Следует также учитывать возможность «финансового истощения», поскольку развитие торгово-экономических связей с ЦВЕ через BRI потребует значительной финансовой поддержки. Помимо поддержки со стороны международных финансовых организаций, дополнительные средства потребуются с китайской стороны. Сейчас мировая экономика находится на низком уровне, Китай находится в периоде экономических преобразований, и спрос на деньги стал ещё больше. При развёртывании проектов BRI невозможно исключить истощение финансов внутри страны, поэтому партнёры должны быть готовы к возможному негативному влиянию на экономический переход.

Укреплять гуманитарные обмены с обычными людьми в ЦВЕ, чтобы углубить их понимание Китая

Его партнёры из ЕС должны поощрять правительство Китая к участию в Соглашении ОЭСР по руководящим принципам для официально поддерживаемых экспортных кредитов. В частности, рекомендуется, чтобы при мониторинге прогресса на пути к Всеобъемлющему соглашению по инвестициям Европейский парламент стремился обеспечить, чтобы участие Китая в рамках ОЭСР было ключевой целью переговорной стратегии ЕС.

Анализ общественного мнения граждан стран ЦВЕ показал, что во многих странах ЦВЕ понимание Китая ограничено, что неблагоприятно для развития сотрудничества. В исследовании, в связи с решением этой проблемы, рекомендуется открывать больше институтов Конфуция в странах ЦВЕ и поддерживать культурные диалоги в рамках проекта BRI.

Особого внимания заслуживает «озеленение» самого Китая и BRI в частности. Таким образом, несмотря на продвигаемую китайским правительством версию «Зелёного шёлкового пути», воздействие на окружающую среду многих проектов, связанных с BRI, продолжает вызывать споры. Это включает воздействие на экосистемы принимающей страны и их биоразнообразие.

Примером может служить строительство плотины в тропическом лесу Батанг Тору в Индонезии. Его строительство оказало разрушительное воздействие на биоразнообразие, что привело к тому, что Индонезийский форум по охране окружающей среды (WALHI) оспорил его по закону. Между тем Всемирный банк отказался финансировать проект из-за экологических проблем. Тем не менее, в марте 2019 года суд Северной Суматры постановил, что проект будет продолжен.

Ещё одним примером экологических проблем, связанных с инфраструктурным проектом BRI, является автомагистраль Бар-Больяре в Черногории. Строительство началось в 2015 году China Road and Bridge Corporation (CRBC), дочерней компанией China Communications Construction Company с контрольным пакетом акций, контролируемой государством, и финансируется китайским EXIM Bank.

Экологические проблемы особенно связаны с участком этого проекта Смоковац-Матешево, который пересекает реку Тара и проходит через территорию, охраняемую биосферой ЮНЕСКО. Наиболее очевидным последствием проекта является необходимость выемки грунта для туннеля на автомагистрали, но и другие последствия, такие как загрязнение воды и незаконные свалки, также выявились в результате расследования черногорской неправительственной организации MANS. Европейский парламент и Европейская комиссия обратились к властям поделиться с общественностью более подробной информацией о воздействии проекта на окружающую среду.

Также рекомендуется, чтобы правительства принимающих стран начали внедрять более прозрачные процессы торгов для инфраструктурных проектов, чтобы уменьшить экологический ущерб и увеличить чистую прибыль в долгосрочной перспективе. С другой стороны, для более точной и прозрачной оценки экологической устойчивости проектов банкам, участвующим в финансировании BRI, следует полагаться на отчёты третьих сторон, а не на отчёты, подготовленные собственными силами.

В целях повышения прозрачности правительству Китая было бы полезно создать публичный портфель проектов, связанных с BRI, что упростило бы проверку того, в какой степени они являются экологически устойчивыми. Китай не действует напрямую в качестве единого участника инфраструктурных проектов, связанных с BRI, но различные участники, такие как государственные предприятия (ГП) и банки, вносят свой вклад в реализацию и финансирование, и они должны соответствовать экологическим стандартам.

Эти последствия особенно актуальны и на глобальном уровне. Пандемия COVID-19 должна повысить осведомленность о масштабах последствий, которые такие явления, как вырубка лесов и фрагментация среды обитания, имеют для нашей планеты и жизни. Как подчёркнуто в недавнем исследовании Стэнфордского университета, обезлесение и фрагментация ландшафта были признаны способствующими прямой передаче зоонозных инфекций, включая риск пандемий.

Подводя итоги, стоит отметить, что хотя реализовать эти рекомендации на практике крайне сложно, однако Китай приступил к их реализации ещё до официального старта инициативы. Таким образом, их постепенная реализация может в ближайшем будущем устранить негативные последствия проблемных зон в отношениях КНР-ЦВЕ-ЕС и снизить риск их обострения.

Статья «Пояс и путь 2013 – 2020: «дороги» улучшений. Уроки для Китая – современная дипломатия», подготовлена Порталом PRC.TODAY по материалам корреспондента информационного агентства Modern Diplomacy – Мария Смотрицка.

Если вам понравилась статья или появились вопросы, оставьте ваш комментарий или обсудите эту статью на форуме.

посмотрите другие новости Китая на prc.today

Китай демонстрирует рост торговых операций

Временная неудача не помешает прогрессу BRI

Поделиться:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button