Один пояс, один путьЭкономика Китая

Страны БВСА стремятся инвестировать в умные города и социальную инфраструктуру

Один пояс, один путь

Страны Северной Африки и Ближнего Востока нуждаются в китайских инвестициях, и Китай инвестирует в их инфраструктуру через проекты «один пояс, один путь» – Портал PRC.TODAY.

(Tradearabia) – Социальная инфраструктура, логистика, а также проекты «умных городов» входят в тройку наиболее цитируемых секторов, в которых предприятия Ближнего Востока и Северной Африки планируют инвестировать в возможности, связанные с Инициативой «Один пояс, один путь» (BRI).

Инвестиционные направления

Согласно опросу, проведённому по заказу международной юридической фирмы CMS, почти равные доли респондентов Mena (44% и 41%) планируют использовать возможности BRI в социальной инфраструктуре (больницы и здравоохранение) и в секторах логистики, тогда как чуть более трети (37%) намерены инвестировать в проекты умных городов. Четвёртым по популярности сектором стала транспортная (дорожная) инфраструктура с 35%.

Также растёт интерес к «зелёным», более устойчивым и экологически чистым секторам, таким как возобновляемые источники энергии и гидроэнергетика. Только 11% респондентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки ранее участвовали в проектах по чистой энергии, а пятая часть (20%) – в развитии традиционной энергетики. Теперь эти приоритеты поменялись местами: 24% респондентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки планируют нацелить проекты на возобновляемые источники энергии, а 17% рассматривают развитие традиционной энергетики. Почти три четверти (72%) респондентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки считают важным, чтобы проекты BRI были устойчивыми и экологичными, в то время как 63% китайских респондентов придерживаются того же мнения.

Умные города – БВСА продолжает оставаться одним из ведущих регионов в своём энтузиазме в отношении умных городов: 37% респондентов БВСА планируют инвестировать в этот сектор, а чуть более половины (55%) указали его как один из пяти секторов, представляющих наибольшие возможности для ИПО. Эта доля была значительно выше, чем результаты аналогичных опросов BRI, проведённых CMS в других регионах, где средний показатель составлял 40%.

Умные города

Карим Фаваз, корпоративный и технологический партнёр CMS, комментирует: «Такой энтузиазм может отчасти отражать проекты, уже реализуемые в регионе, такие как The Line, являющаяся частью Neom в Саудовской Аравии, и Silk City в Кувейте, которые строятся с нуля. Тем не менее, мы также обнаружили растущий интерес к развитию существующих городских территорий, направленный на создание умных и связанных с искусственным интеллектом территорий, в отличие от индивидуальных усилий. Эти проекты направлены на улучшение качества жизни и сбор данных для повышения безопасности, здоровья, развлечений и других сфер. Хотя китайские финансисты и подрядчики уже участвуют в строительстве умных городов, таких как Марокко Mohammed VI Tangier Tech City,

Шелковый путь цифровых технологий и здоровья

Поскольку пандемия продолжает вызывать сбои и глобальный сдвиг в сторону более виртуального мира, потенциальные преимущества улучшенной цифровой инфраструктуры для любой страны очевидны. Однако менее десятой части (7%) респондентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки рассматривают проекты Digital Silk Road (DSR) (меньше 12%, которые рассматривали их в прошлом), и подавляющее большинство (81%) никогда их не рассматривали. Напротив, более одной трети (35%) китайских респондентов рассматривают проекты DSR.

Читайте и другие НОВОСТИ КИТАЯ  Китай лидирует по мировым продажам NEV с долей рынка 47%

Дэвид Мур, партнёр CMS по инфраструктуре и проектам и управляющий партнёр в ОАЭ, говорит: «Некоторые участники BRI стремятся участвовать в проектах DSR, но опасаются потенциальных проблем, таких как быстро меняющиеся технические стандарты, кибербезопасность и геополитическая напряжённость. Эти проблемы могут ограничивать объём DSR на некоторых рынках. Однако, учитывая, что так много стран BRI, в том числе многие в странах Ближнего Востока и Северной Африки, по-прежнему нуждаются в новых технологиях и инфраструктуре связи, очевидно, что у участников BRI по-прежнему будут значительные возможности вдоль DSR»

«Мы ожидаем, что инициатива DSR будет дополнительно подкреплена новым пятилетним планом Китая, который, вероятно, будет иметь последствия для будущего BRI. Например, больший упор на создание рынков для технологий, происходящих из Китая, и включение китайских стандартов. Это должно привести к ещё большему вниманию к «умной» инфраструктуре. Некоторым иностранным компаниям может быть легче получить доступ в Китай, в то время как Китай будет стремиться укрепить свои цепочки поставок, что, вероятно, найдёт отражение в некоторых стратегических инфраструктурных проектах BRI» – добавляет Мур.

В 2020 году пандемия выявила недостатки в инфраструктуре здравоохранения во многих странах BRI. Опрос CMS выявил твёрдый консенсус в отношении того, что пандемия приведёт к усилению внимания к Шёлковому пути здоровья (HSR) – подавляющее большинство (94%) респондентов в странах Ближнего Востока и Северной Африки ожидают, что это произойдет. Это соответствует, как отмечалось выше, 44% респондентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки, планирующих ориентироваться на проекты BRI, связанные с социальной инфраструктурой, такой как больницы и здравоохранение – рост по сравнению с 33%, которые делали это ранее.

Марк Рокка, партнёр CMS Life Sciences and Healthcare в Дубае, комментирует: «Эффективность HSR в обеспечении быстрой передачи медицинских материалов и оборудования была очевидна во время пандемии. В странах Ближнего Востока и Северной Африки существуют значительные возможности для инвестиций в медицинскую инфраструктуру «нового поколения», особенно в отношении телемедицины и других цифровых приложений. Они предлагают потенциальную синергию с DSR».

Препятствия и риски

Две трети (65%) респондентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки назвали национальные правительства и политические вопросы одним из самых серьёзных препятствий для их деятельности по программе BRI, сделав это препятствием, чаще всего упоминающееся, за которым следуют правовая база (61%) и операционные трудности (53%). Ни одна другая проблема не приближалась к такому уровню беспокойства; следующее по частоте упоминание препятствие, языковые барьеры и культурные проблемы, было упомянуто лишь вдвое меньшим числом респондентов (25%).

Читайте и другие НОВОСТИ КИТАЯ  Использование преимуществ новой нормы Китая

Политический риск также был назван 56% респондентов одним из наиболее серьёзных рисков, связанных с участием в проектах BRI, незначительно уступая правовому и нормативному риску (59%).

Заглядывая вперед

Несмотря на присущие им препятствия и риски, а также различные уровни удовлетворенности, о которых сообщили респонденты из стран Ближнего Востока и Северной Африки и Китая в отношении результатов проекта BRI, возможности BRI в регионе MENA продолжают вызывать интерес. Почти треть (31%) респондентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки и более чем вдвое больше (68%) китайских респондентов ожидают расширения своего участия в проектах BRI. Почти половина (47%) китайских респондентов также указали, что они ищут возможности BRI в Северной Африке, а 29% смотрят на Ближний Восток.

Дэвид Мур, партнёр CMS по инфраструктуре и проектам и управляющий партнёр в ОАЭ, комментирует: «В странах Ближнего Востока и Северной Африки остаётся достаточно возможностей для развития инфраструктуры. Согласно данным Всемирного банка, к 2030 году региону необходимо будет потратить 8,2% ВВП на достижение своих инфраструктурных целей по сравнению с 3%, расходуемыми ежегодно в течение предыдущего десятилетия. Мы считаем, что проекты BRI могут частично закрыть этот инвестиционный пробел».

«При росте ВВП на 2,3% в 2020 году экономика Китая, похоже, выдерживает пандемический шторм лучше, чем многие другие. Это является хорошим предзнаменованием для будущего BRI и китайских инвестиций в страны BRI. Но, как показывает наш отчёт, больший эффект может оказать поворот Китая к более экологичным и устойчивым принципам BRI, а также усиление внимания к Шёлковому пути цифровых технологий и здоровья» – добавляет Мур.

Амир Кордвани, партнёр CMS в Дубае и руководитель практики ближневосточных проектов, говорит: «Китайские инвестиции стремительно растут в секторе возобновляемых источников энергии на Ближнем Востоке. Китайские фирмы смогли использовать свой опыт, а также государственное финансирование (в частности, через государственные предприятия) для осуществления целевых и стратегических инвестиций в программы возобновляемой энергетики в регионе, особенно в ОАЭ, Саудовской Аравии, Омане, Египте, и Иордания».

Об опросе

В первой половине 2020 года CMS и глобальная исследовательская компания Acuris опросили 500 руководителей высшего звена, чтобы узнать их мнение о различных аспектах инициативы «Один пояс, один путь». Из 500 респондентов 75 были либо базировались на Ближнем Востоке и в Северной Африке, либо преимущественно работали над проектами BRI в регионе, а ещё 100 респондентов были из китайских организаций.

Статья подготовлена Порталом PRC.TODAY по материалам сайта Tradearabia.

Если вам понравилась статья или появились вопросы, оставьте ваш комментарий или обсудите эту статью на форуме.ютуб китай сегодня prc.today

посмотрите другие новости Китая на prc.today

Ни один ключевой проект, связанный с BRI, не приостановлен из-за COVID-19

Казахстан и Китай будут искать пути решения проблемы отложенной торговли на границе

Новости автомобильного рынка Китая

Новости автомобильного рынка Китая

Поделиться:

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button